Украина прячется под землю: семьи, живущие в подвалах Донецка, чувствуют себя брошенными Киевским правительством — The Independent

Украина прячется под землю: семьи, живущие в подвалах Донецка, чувствуют, что Киевское правительство их бросило

Семьи на улице Косарева на западе Донецка оказались на передовой, когда артиллерийские дуэли между повстанцами и правительственными войсками усилились. Оливер Кэрролл поговорил с людьми, которым пришлось пойти на отчаянный шаг, чтобы выжить — уйти жить под землю.

***

Илона уже знает, как звучит взрыв бомбы. Трехлетняя девочка с гордостью рассказывает, что отличает разрыв минометного снаряда от стука люка, захлопнувшегося над головой.

Другие дети в бомбоубежище знают еще больше. Они знают, что такое ракета «Смерч», и чем она отличается от «Урагана» поменьше и «Точки-У» побольше. Мальчики объясняют, как отличить стук пулемета от стрельбы из миномета или гранатомета.

Во влажных, тесных подвалах одного из домов по улице Косарева в Петровском районе Донецка живет 40 взрослых и 12 детей. Трое из детей в бомбоубежище твердо уверены, что хотят стать военными корреспондентами. Двое присматриваются к карьере солдата, а один хочет быть гуманитарным работником.

На этой неделе у них своего рода юбилей — они прожили под землей уже пять месяцев.

Их дом в Петровском районе находится на самом краю буферной зоны между контролируемым повстанцами Донецком и его пригородом Мариновкой, занятым правительственными войсками. Этот район — один из самых опасных во всей Украине. Пострадала почти половина бетонных многоэтажек. Подолгу оставаться на поверхности до сих пор слишком рискованно. Почти все взрослые в убежище могут рассказать о друге или родственнике, убитом или оставшемся калекой. И все они понимают, что их временное пристанище едва ли защитит их в случае прямого попадания.

59-летняя Наталья Леонидовна рассказала The Independent, что ее сестра и муж были убиты во время тяжелых боев в августе. «В жизни здесь есть свои трудности, но так мы скорее всего выживем», — говорит она. «Моя сестра и ее муж погибли: они только и сделали, что вышли во двор, и оказались не в то время не в том месте».

Взрослые делают все, что могут, чтобы занять и развеселить детей, хотя их лица и носят отпечаток депрессии. Кто-то из них продолжает работать, в основном в местной шахте, где уже несколько месяцев не платят зарплату. Пенсионеры не получали никаких выплат с июля. Кому-то нужны лекарства, но их либо нет, либо они слишком дороги. Не по сезону холодно: температура постоянно падает до -22С.

Одна из многих семей, живущих в тесных убежищах под улицей Косарева на западе Донецка

В отсутствии законного правительства местные самоорганизованные группы волонтеров делают все возможное, чтобы восполнить пробел. «Ответственные Граждане Донбасса» — небывалый союз независимых журналистов, местных политиков и бизнесменов — самая известная из этих импровизированных групп. Каждый день отряды волонтеров под ракетным обстрелом и по скользким дорогам пробираются в город с одеялами, одеждой, простейшими лекарствами, едой и детскими игрушками. Для многих тысяч людей по всему Донецку они стали «дорогой жизни».

Евгений Шибалов, журналист одной из самых влиятельных украинских газет «Дзеркало Тижня» — один из первых пяти «ответственных граждан». Он рассказал, что группа была создана в ответ на уход Киева из региона — позиции, «вызванной краткосрочными политическими ходами, безжалостностью и неспособностью к обсуждению».

Решение прекратить выплаты пенсий оказалось катастрофическим. Шибалов рассказывает: «Кажется, что Киев воюет только за территорию; он забыл о людях».

Ходят слухи о еще одном «перемирии» в городе на этой неделе, но свидетельств тому очень мало.

Подземные жители улицы Косарева говорят, что в последние семь дней обстрелы усилились. И даже когда артиллерийские дуэли наконец затихнут, им предстоит долгий путь к нормальной жизни. «Война подтачивает уверенность — а затем начинает действовать страх», — говорит Иван Московой, главный врач местной психиатрической лечебницы.

Это не первый для Москового гуманитарный кризис. В 1986 году он вошел в группу медиков, которых отправили в Чернобыль, чтобы оказывать экстренную психологическую помощь местному населению.

И тогда и теперь, замечает Московой, он видел, что люди идут по одному из двух путей. Первая группа — исполненная бравады — быстро приспосабливается к ситуации. «Такие ребята берут и едят рыбу из реки, а вскоре после этого умирают», — вспоминает он. Реакция другой группы — страх и стресс. «У этой группы развиваются тяжкие психические заболевания».

В декабре психиатрическая лечебница была попала под ракетный обстрел, предположительно исходивший с северо-запада, где базируются украинские войска. Персонал сделал все возможное, чтобы отремонтировать больницу, но в здании до сих пор нет центрального отопления. Пациенты кучкуются у единственной печурки, чтобы согреться.

Обстрел стал последней из целой серии трагедий для пациентов, многим из которых трудно даже осознать конфликт. «Здоровые люди могут создавать стратегию борьбы, но душевнобольные зачастую впадают в ужас», — рассказал доктор Московой. Один из пациентов так перепугался, что решил напасть на пророссийского бойца, когда был дома на выходных. «Я не буду вам рассказывать, чем это закончилось»,  — добавляет Московой.

Работа психиатрической больницы в зоне боевых действий выглядит не лучшим решением. Киевские власти подняли вопрос о переносе больницы из Донецка, но не предоставили никакой помощи в переезде. Это, говорит Московой, «самое настоящее сумасшествие». В октябре Киев перестал платить персоналу зарплаты; его чернобыльская пенсия также перестала поступать.

Через пять месяцев под огнем артиллерии, большая часть которого исходила с украинских позиций, мало кто в Петровском районе Донецка сохранил хорошее отношение к киевскому правительству. В Донецке все, с кем мы говорили, постоянно спрашивали одно и то же: «Когда же закончится война?» Президент Украины Петр Порошенко надеется, что ответ на этот вопрос будет дан во вторник, когда возобновятся переговоры о перемирии.

Источник

Реклама