The Washington Post: У Исламского Государства не получается быть государством

В Ракке, Сирия, где авиаудары повредили здания и инфраструктуру, у Исламского государства, по словам очевидцев, не хватает опыта для эффективного предоставления услуг и управления городом. (Nour Fourat/Reuters)
В Ракке, Сирия, где авиаудары повредили здания и инфраструктуру, у Исламского государства, по словам очевидцев, не хватает опыта для эффективного предоставления услуг и управления городом. (Nour Fourat/Reuters)

Опыт государственного строительства, превозносимый Исламским Государством, по-видимому, проваливается: уровень жизни падает по всей территории под его контролем, обнажая недостатки организации, которая посвящает большинство усилий боевым действиям и насаждению строгих правил.

По словам местных жителей, в городах по всему «халифату», провозглашенному ИГИЛ в Ираке и Сирии, не предоставляются коммунальные услуги, взлетают цены и ощущается недостаток лекарств, что бросает тень на громкие заявления этой организации о том, что она обеспечивает современную форму правления для мусульман.

Безукоризненные видео Исламского Государства, на которых запечатлены действующие государственные организации и раздача гуманитарной помощи, не соответствуют реальности — росту нищеты и неорганизованному, полному ошибок руководству, сообщают местные жители. Валюта Исламского Государства, о создании которой сообщалось с большой помпой, так и не стала реальностью, как и паспорта, которые эта организация обещала ввести. Школы едва функционируют, налицо недостаток врачей, растет заболеваемость.

В иракском городе Мосуле вода стала непригодной для питья, поскольку запасы хлора иссякли, рассказал живущий там журналист, поделившийся этими сведениями на условиях анонимности из соображений безопасности. Распространяется гепатит и ощущается недостаток муки, рассказал он. «Жизнь в городе практически остановилась; мы словно живем в огромной тюрьме», — рассказал он.

В сирийском городе Ракка, который Исламское Государство провозгласило своей столицей, вода и электричество доступны не более трех-четырех часов в день, мусор сваливается в кучи и не вывозится, а бедняки ищут объедки на улицах, заполненных торговцами, продающими все, что сумеют найти, сообщают местные жители.

Территории, контролируемые Исламским Государством (источник: Институт Изучения Войны)

Видео, тайно снятые группой активистов, демонстрируют отчаявшихся женщин и детей, выпрашивающих еду, в то время как на фотографиях, размещенных в Интернете, иностранные боевики наслаждаются роскошной пищей; это неравенство начинает порождать ненависть.

Значительная часть помощи исходит от западных благотворительных организаций, продолжающих тайно помогать территориям Сирии под контролем Исламского Государства. Соединенные Штаты финансируют больницы и предоставляют одеяла, пластиковые укрытия и другие материалы, которые должны помочь самым обездоленным пережить зиму, рассказал американский чиновник на условиях анонимности ввиду чувствительности предмета разговора.

Государственные служащие, помогающие поддерживать остатки разрушающейся инфраструктуры как в сирийских, так и в иракских городах, до сих пор получают зарплату у сирийского правительства и каждый месяц ездят за зарплатами в офисы на территориях, контролируемых правительственными силами.

«ИГИЛ не знает, как вести дела», — рассказал американский чиновник, называя организацию принятым акронимом. «Когда что-то не работает, они приходят в отчаяние. У них не очень много инженеров и персонала, чтобы управлять городами, поэтому все перестает работать».

Также наблюдаются признаки падения боевого духа среди по крайней мере некоторых бойцов, чьи надежды на быстрые и легкие победы были разбиты бомбардировками коалиции во главе в США. В этом месяце в Ракке распространялось объявление, призывающее бойцов, пренебрегающих своими обязанностями, вернуться на передовую; была даже создана новая полицейская организация, которая ходит по домам и вылавливает их.

Нет никаких признаков того, что лишения приведут к восстанию — по крайней мере, оно вряд ли случится скоро. Боязнь драконовских наказаний и отсутствие альтернатив приводит к тому, что граждане не выражают вслух своих жалоб, рассказали местные жители, интервью с которыми были взяты во время их поездок в соседнюю Турцию или по Интернету.

Однако это ухудшение качества жизни разрушает по крайней мере один важный аспект самопровозглашенных целей Исламского Государства — сделаться настоящим государством, призванным возродить халифат 7-го века, некогда правивший Исламским миром. Управление не менее важно для этой цели, чем завоевания, произошедшие, когда за последний год бойцы Исламского Государства заняли значительную часть Сирии и Ирака.

Уничтоженная школа для глухонемых в Ракке. Разрушение коммунальных услуг и ухудшение качества жизни по всей территории Исламского Государства ставят под сомнение его способность к управлению. (Nour Fourat/Reuters)

Продвижение организации на поле боя было приостановлено кампанией бомбардировок во главе с США, помогшей обратить или остановить наступление Исламского Государства на многих фронтах, от крошечного городка Кобане на севере Сирии до сельскохозяйственных земель к югу от Багдада.

То, что организация не может обеспечить государственные услуги на территориях, которые уже контролирует, ставит под вопрос осуществимость ее амбиций.

Исламское Государство — «не непобедимый монстр, который может контролировать все и побеждать всех», — заявил активист из города Дейр-эль-Зор на востоке Сирии, также на условиях анонимности рассказавший о неэффективности государственных услуг в этом городе.

«Сама идея того, что оно — хорошо организованная административная структура, неверна. Это просто образ».

«У них нет опыта»

Именно в Ракке, первом крупном городе, попавшем под контроль Исламского Государства более года назад и ставшем колыбелью его управленческого эксперимента, разница пропаганды и реальности, пожалуй, заметнее всего. Бизнесмен из Ракки, недавно ездивший в Мосул, рассказал, что этот иракский город находится в гораздо лучшем состоянии, чем его собственный город в Сирии, откуда люди бегут из-за перспективы голода и разрушительных бомбардировок правительственной авиации, убивающих в основном гражданских лиц.

Эти бомбардировки сыграли большую роль в разрушении инфраструктуры. Бомбардировки США, направленные против Исламского Государства, также внесли свой вклад, заставив организацию покинуть многие правительственные здания. Американские бомбардировки небольших импровизированных нефтеперерабатывающих заводиков, на которые многие местные жители полагались как на источник дохода, только ухудшили ситуацию, оставив многих без средств к существованию и подстегнув взлет цен.

Соответствие реальных возможностей властей Исламского Государства заявляемым ими самими кажется сомнительным, рассказывают сирийцы. Те, кто смог позволить себе бежать с территорий, контролируемых организацией, уже это сделали, причем непропорционально большую их часть составили профессионалы и технические специалисты, чьи навыки нужны для отправления государственных услуг.

Сирийцы рассказывают, что власти Исламского Государства находятся под надзором таинственных эмиров или князей. Посты более низкого уровня занимают сирийцы или иностранцы, которым зачастую не хватает управленческих или технических навыков.

«ИГИЛ стало слишком крупным, чтобы им можно было управлять», — рассказал работник сирийской гуманитарной организации, который регулярно взаимодействует с представителями Исламского Государства и говорил на условиях анонимности, чтобы не поставить под угрозу свои сношения с организацией. Он наблюдает их стремление сотрудничать, «но они не умные и не способные. У них нет опыта».

Для большинства мирных жителей основное взаимодействие с Исламским Государством происходит через его вездесущие полицейские и контрразведывательные организации, включая пользующуюся дурной славой Хезба, патрулирующую улицы в поисках нарушителей Исламского закона, жестко трактуемого организацией.

Продолжается суровое принуждение к соблюдению этих правил. Владельцы магазинов закрывают их пять раз в день на молитву. Курильщики бросают свою привычку, опасаясь обязательного отбытия трех дней в тюрьме за первое нарушение — и месяца за второе. Растет количество публичных казней за воровство, богохульство и инакомыслие. Новое наказание за гомосексуальность — обвиняемых сбрасывают с высокого здания — применялось дважды за последние недели.

Кому-то при Ассаде было хуже

Тем временем преступность резко упала, и для многих жителей этот порядок — отличная замена беззаконию, царившему, когда территорию контролировали более умеренные сирийские повстанцы. Сирийцы, десятилетиями жившие при режиме президента Башара Аль-Ассада, привыкли повиноваться приказам, и многие приспособились к новым правилам, рассказал государственный служащий из бывшей налоговой службы, получающий свою зарплату от правительства даже несмотря на то, что больше не работает.

«Даэш не такие жестокие, как режим», — рассказал он, назвав боевиков их арабским названием. Под властью Исламского Государства, «если ты не делаешь ничего плохого, — по их меркам, не по нашим, — они тебя не тронут».

Однако жесткое принуждение к соблюдению правил иногда вредит усилиям по оказанию государственных услуг. Когда электрики помчались ремонтировать кабели, поврежденные обстрелом правительственными войсками города Дейр-эль-Зор, представители Исламского Государства задержали их и выпороли плетьми за нарушение запрета работы во время молитвы, рассказал активист из Дейр-эль-Зора.

Все сотрудники одного из четырех действующих в городе полевых госпиталей были задержаны во время совещания, потому что трое из них курили.

Нет свидетельств тому, что доходы Исламского Государства, оцениваемые в 12 миллионов долларов в месяц, страдают. Сирийцы продолжают записываться к ним, потому что другой работы нет, рассказывают местные жители.

Функционеры Исламского Государства также продолжают взимать средства, ходя от двери к двери и собирая налоги с владельцев магазинов и плату за электричество и телефон.

«Если бы режим не поставлял услуги связи и зарплаты, я не думаю, что ИГИЛ бы выжили», рассказал Хассан Хассан, эксперт по Сирии в Институте Делма в Абу-Даби. «Они взимают с людей плату за то, что предоставляет режим. Но как государство они нежизнеспособны».

Возникают трения между местным населением и иностранными бойцами, численность которых, по оценкам официальных представителей США и аналитиков, составляет около 15 000, или примерно половину всех бойцов. Иностранцы получают зарплату в долларах, тогда как сирийские рекруты, называемые «мунасиры», или «помощники», получают зарплату в сирийских фунтах.

Бойцов Исламского Государства лечат в их собственных полевых госпиталях, местоположение которых засекречено, тогда как мирные жители вынуждены полагаться на гибнущие частные больницы, рассказал Абу Мохаммед, активист «Ракку тихо убивают», группы, стремящейся привлечь внимание к условиям жизни под властью Исламского Государства. Он использует псевдоним из соображений безопасности.

«Люди устали от них и хотели бы от них избавиться», — рассказал он. «Но у них нет возможности это сделать».

Источник

Реклама