Архив рубрики: Мнение

Леонид Бершидский, Bloomberg — Путинская Россия, толкиеновский Мордор: какая разница?

Автор: Леонид Бершидский

Узнав, что дизайнерская компания планирует зажечь огромное Око Саурона над московским небоскребом на этой неделе, я ненадолго потерял дар речи. Хотя официально проект был задуман в честь премьеры третьей части трилогии «Хоббит» Питера Джексона, невозможно не заметить символичность всевидящего Ока, придуманного Толкиеном, над столицей путинской России.

Однако вчера этот проект был отменен, за день до планируемого открытия — можно предположить, что это произошло именно потому, что современная Москва слишком напоминает Барад-Дур, твердыню тирана Саурона из эпоса Толкиена.

Дизайнерско-архитектурное бюро «Свечение» много месяцев работала над Оком, и поначалу казалось, что правительство осторожно одобрило этот проект. Око должно было зажечься над одной из башен «IQ-квартала», комплекса из трех небоскребов, входящего в футуристический район «Москва-Сити», застройщик которого, «Галс», находится в собственности государственного банка «ВТБ». Даже государственные СМИ одобрительно сообщали об этой идее: возможно, их редакторам не пришла в голову аналогия Москвы с Мордором.

Я давно задумываюсь над этой аналогией. Когда я работал в Киеве в 2012 году, мы с коллегами шутили, что Украина во многом напоминает Шир, родину хоббитов, а путинская Россия — это Мордор, распространяющий свои злые чары в этих пасторальных землях.

Украинцы признают, что разделяют многие черты хоббитов: Они жизнерадостны, общительны, не очень жалуют тяжелую работу, привязаны к своим домам и земельным наделам и имеют привычку делать запасы; они также могут быть яростными и храбрыми в минуту опасности и создавать мощные группы взаимной поддержки. Как и Шир, Украина отличается умеренным климатом и экономикой, основанной в первую очередь на сельском хозяйстве; она также никогда не имела сильного государства.

Путин, в свою очередь, несколько напоминает Саурона, владыку Мордора, страны к востоку от Шира, отличающуюся более суровым климатом и государством, сливающимся с религией, чтобы контролировать все аспекты жизни его граждан. Репрессивную машину приводят в движение орки, или уркви на придуманном Толкином языке Квенья. По странному совпадению, по-русски урки означает «гангстеры».

Пути Саурона и Путина к власти во многом похожи. В какой-то момент Саурон потерпел поражение и был вынужден скрываться, но впоследствии понемногу вернулся к своим старым привычкам, обретя зловещую власть над многими землями:

В древности лес этот звался Великим Зеленолесьем, и его чертоги, поляны и прогалины полнились зверьем и сладкоголосыми птицами; там, под сенью вязов и буков были владения короля Трандуила. Но через много лет, когда прошла почти треть этой эпохи, с юга в лес пробралась тьма, и ужас бродил по затемненным полянам; рыскали хищные звери, и злобные жестокие твари раскинули свои тенета.

Путин, в свою очередь, до падения СССР был агентом КГБ, а затем — незаметным чиновником в мэрии Санкт-Петербурга. Его путь к власти был незаметным, а падение России в авторитаризм, начавшееся примерно после первой трети путинской эпохи, было похоже на медленное превращение Зеленолесья в Лихолесье.

Я не первый, кто проводит подобные аналогии. Аке Ольмарк, переводчик толкиеновский саги на шведский, в 1961-м году предположил, что Саурон — фентезийная версия Иосифа Сталина, лидера, к чьему наследию Путин относится с определенным уважением. Это предположение заставило Толкиена написать гневное письмо своим издателям, Аллену и Унвину:

«Я категорически отказываюсь признавать подобные «прочтения», они меня просто бесят. Сама ситуация была задумана задолго до русской революции. Подобные аллегории моему образу мыслей абсолютно чужды. То, что Мордор находится на востоке, объясняеятся просто-напросто требованиями географии и сюжета внутри моей «мифологии». Изначально оплот Зла находился (вполне традиционно) на Севере; но, поскольку он был разрушен и, более того, поглощен морем, потребовалось возвести новую крепость, подальше от валар, эльфов и морской державы Нуменор».

Итак, проведение любых политических аналогий с мифологией Толкиена противоречит ясно высказанным пожеланиям автора. И все же я подозреваю, что дизайнеры «Свечения» так же нарушили волю покойного, как и мы в Киеве. Нетрудно представить, как они хихикают, представляя огненное Око Саурона, пылающее над центром Москвы.

Постфактум понятно, что проект не имел ни единого шанса осуществиться. Сначала резкие возражения высказала Русская Православня Церковь. «Можно, конечно, пытаться обратить все это в шутку, сказать, что это игры», — заявил спикер Церкви Всеволод Чаплин государственному новостному агентству «ТАСС». «Возвышение символа злой силы над городом — это что? Знак победы? Это поднятое над плененными и захваченными знамя оккупанта?»

Затем высказалось правительство Москвы, заявив, что не давало разрешения на установку ока, и что оно будет демонтировано как несанкционированная реклама.

Столкнувшись с таким противодействием, «Свечение» было вынуждено сдаться. «К сожалению, мы вынуждены остановить проект «Око Саурона», — написала компания на своей странице в Facebook. «Мы не ожидали, что фанатская акция… вызовет подобную реакцию со стороны общественности. Проект не имеет религиозного и политического подтекста».

Так что в Москве не появится башни, увенчанной огненным глазом. Но ничего страшного: Мне всегда казалось, что Останкинская телебашня во время заката и так напоминает Око Саурона. Если кто-то из Шира придет с кольцом, чтобы уничтожить злого властелина, она может послужить им маяком.

Источник